Наверх
Добавить в закладки | ВКонтакте | Twitter | Facebook | RSS | 16+ Оформить подписку
 
 
1 GBP
Фунт стерлингов Соединенного королевства
78,6062
-0,6085
1 USD
Доллар США
58,8370
-0,3978
1 EUR
Евро
69,2982
-0,5041
10 NOK
Норвежских крон
70,3834
-0,4843
10 SEK
Шведских крон
69,2249
-0,7033
 
 

Сари
Персональный фотоблог Sari Pöyhönen
 
 

 
 
-1°
6.2 м/с
давление 734.3 мм рт.ст
 
 
 
 

Календарь

 
 
 
 
Загрузка...
Дмитрий Куликовский
Дмитрий Куликовский:

Топливные компании постоянно повышают качество предоставляемых услуг и продукции, внедряют новые технологии в производство и развивают клиентский сервис. Об этом и многом другом рассказывает Дмитрий Куликовский, директор департамента топлива и логистики ООО «Сёркл Кей Россия», представленного сетью АЗС Statoil

Артемий Лапполайнен
Артемий Лапполайнен:

Компьютерный бизнес, несмотря на кризис, продолжает динамично развиваться и оставаться одной из высоко конкурентных сфер экономики. Не является исключением и ситуация, сложившаяся на этом рынке в Мурманской области. О стратегии планирования и развития компании «Альфа» рассказал руководитель отдела корпоративных продаж Артемий Лапполайнен

Виктор Георги
Виктор Георги:

5 декабря в литературной гостиной Мурманской областной научной библиотеки состоится необычная презентация. Необычная в том, что заполярный читатель сможет принять участие в премьере сразу трех книг

Дмитрий Буткевич
Дмитрий Буткевич:

О «Спутнике над Мончегорском», о космосе в интерпретации современных художников и о важности таких выставок для маленьких городов «Би-порту» рассказал Дмитрий Буткевич – один из кураторов проекта, российский арт-критик, искусствовед, куратор, эксперт в области арт-антик-рынка

Юрий Киташин
Юрий Киташин:

О диверсификации, стартапах и новых видах товарной продукции рассказывает Юрий Киташин, первый заместитель генерального директора ПАО «Русская аквакультура»

 
 
 
 

Выбор редакции

 
 
 
 

Самое читаемое

 
 
 
 

Мы ВКонтакте

 
 
 
 

Найдите нас на Facebook

 
 
 
 

Новости партнеров

 
 
 
 
Главная » Точка зрения » Экс-главком ВМФ России Феликс Громов о "Мистралях", авианосцах, Средиземноморской эскадре и неатомном подводном флоте
 
 
 
 
29 Июля 2013 года, 08:52

Экс-главком ВМФ России Феликс Громов о "Мистралях", авианосцах, Средиземноморской эскадре и неатомном подводном флоте

Экс-главком ВМФ России Феликс Громов о "Мистралях", авианосцах, Средиземноморской эскадре и неатомном подводном флоте

Военно-морской флот России отмечает в этом году 317 лет со дня основания. Обновление корабельного состава ВМФ в 21 веке начинает ускоряться: только в этом году в боевой состав флота войдут 36 боевых кораблей и судов. Среди них три новейших атомных подводных ракетоносца – два "Борея" и один "Ясень". Такое мощное пополнение призвано ликвидировать технологическое отставание, возникшее в 90-е годы. О том, каким должен быть современный флот России, нужна ли ему Средиземноморская эскадра и "Мистрали", стоит ли строить дизельные лодки с воздухонезависимой установкой, корреспонденту РИА Новости Анне Юдиной рассказал адмирал флота, главнокомандующий ВМФ РФ с 1992 по 1997 годы Феликс Громов.

– Феликс Николаевич, можно ли сравнивать теперешнюю боеготовность нашего флота с 90-ми годами?

– Девяностые точно не являются показателем и основанием для вынесения каких-то оценок. Финансирование, начиная с 1990-го года, было резко сокращено, что, естественно, сказалось на боеготовности, а с 1992 года оно сократилось практически на порядок. Сейчас идет увеличение оборонного бюджета, строительство новых кораблей – наверное, можно сказать о том, что дела изменились к лучшему. Внимание к боеготовности флота проявляется, прежде всего, в увеличении финансирования. В то же время есть еще элементы, касающиеся выполнения оборонного заказа, способности предприятий производить качественные ремонтные работы. Так что определённые проблемы еще есть.

– Развал Советского Союза слишком сильно ударил по ВМФ?

– Очень здорово ударил. Будем говорить честно – сокращение финансирования и общая ликвидация системы военно-промышленного комплекса, которая осуществляла организационные вопросы и кооперацию предприятий сказались на боеспособности флота и конкретно на поддержании технической готовности корабельного состава. Ведь флот – это высокотехнологическая система, а не просто одна ракета или отдельно взятый корабль. Связь между производителями была частично утеряна, и сейчас ее надо будет воссоздавать, возрождать систему поддержания технической готовности ВМФ.

– Адмирал флота Советского Союза Николай Герасимович Кузнецов писал в своих записках, что флот не являлся определяющей силой для страны в XX веке. И его структура, система управления и координации с другими родами войск не была отлажена, что и показала Великая Отечественная война.

– Если говорить о внимании к флоту, то надо брать весь 300-летний период его истории, где наглядно видны его взлеты и падения – как в парусный период, так и в современный. Это напрямую отражалось на тех победах и поражениях, которые совершал флот. Во времена расцвета парусных сил, внимания со стороны государства, общественности были победы при Синопе, Калиакрии, было Чесменское сражение и остальные, которых не счесть. А если взять начало прошлого века, то при уменьшении этого внимания, при дряхлении боевого состава кораблей мы, к сожалению, получили Цусиму. Хотя дух российского флота в той же Цусиме был на самом высоком уровне, потому что моряки уходили из жизни вместе со своими кораблями, не спустив российского флага и не опозорив чести своей страны.

Если же говорить о системе взаимодействия, то наркомат Военно-морских сил, который был создан перед Великой Отечественной войной, без сомнения, развивался не на пустом месте. Он рос вместе с Сухопутными силами СССР, и взаимодействие было организовано. Другой вопрос – в какой степени оно было проработанным, но нюансы есть везде.

Тем не менее, во время войны все флота оперативно поддерживали приморские фланги войск, и если бы при этом не было тесного взаимодействия, то немцы докатились бы до Крыма гораздо быстрее. То же самое было и на Балтике – оборона Таллинна, Либавы задержала наступление. А знаменитый героический Таллиннский переход – следствие несвоевременности принятия отдельных решений из-за незнания общей обстановки.

После того как в 50-х годах наркомат был ликвидирован и флот был включен в Минобороны, все планы делались совместно, и этим всегда занимался Генеральный штаб.

18 2– Вопрос непраздничный, но важный – если случится большое международное столкновение, наш флот победит?

– Так однозначно говорить нельзя, поскольку если, не дай Бог, будет серьезный конфликт, то в нем будут участвовать все Вооружённые силы страны в комплексе. Если он будет с каких-то морских направлений, то нам, конечно, тяжело оценивать и делать выводы из теперешних соотношений и сил. Например, флот США более технологичен и боеспособен, поэтому говорить о том, что на тихоокеанском рубеже можно достичь определённых успехов, очень трудно.

– Близка ли вам идея возрождения Средиземноморской эскадры? Нужно ли стране сейчас такое оперативное соединение?

– Флот всегда был орудием внешней политики государства. Любая страна, имеющая морское побережье, тем более такое обширное, как у России, должна думать, как защитить свои берега и предотвратить враждебные действия. Поэтому оперативные эскадры, которых в СССР было две – одна в Средиземном море, другая в Индийском океане, – создавались с целью политического воздействия, поддержки одних государств и предупреждения других. В Средиземноморье всегда были военные корабли СССР, которые постоянно находились в боевой готовности.

Я думаю, что такой стране, как Россия, которая играет определенную роль в решении важных политических вопросов, особенно в районе, приближенном к нашим границам и имеющем существенное влияние на обстановку во всем южном регионе, конечно, надо иметь корабли, которые могли бы в любой момент решить государственные задачи. Это не только Средиземное море, но и Тихоокеанский регион, и борьба с пиратами в районе Африканского рога.

18 3– Могут ли "Мистрали" стать штабными кораблями в Средиземноморье? Как вы относитесь к идее их приобретения?

– Сам по себе корабль, который имеет функции перевозки и высадки десанта, а также может выполнять задачи штабного, имеет право на существование, в том числе и в составе нашего флота. Хотя у нас любой крупный корабль, начиная с крейсера, способен осуществлять функцию управления в любом районе океана – что и делалось в советское время.

В то же время нахождение в море такого корабля без охранения, поддержки группы ударных кораблей, противолодочной и противовоздушной обороны весьма сомнительно, потому что собственной обороны у него немного. Ему необходима хорошая защита, обеспечивающая его боевую устойчивость в случае критических ситуаций.

– Куда должен двигаться наш флот – в сторону укрупнения или, напротив, уменьшения размеров кораблей, увеличения авианосной составляющей?

– Смотря как видит государство значение и роль флота в своей системе. Либо как что-то мелкое, либо как нормальную внешнеполитическую силу и систему обороны. Соответственно будет выстраиваться отношение к флоту, состав кораблей. Такие корабли как перспективные эсминцы рассматривались на рубеже 90-х годов, но тогда возможностей для их создания не было. Сейчас такая возможность есть, и корабль с улучшенной системой ПВО и ПРО, конечно, необходим.

У перспективных эсминцев, у крейсеров задачи с авианосцами разные, но вместе они должны составлять какое-то ударное соединение. Ведь решать задачи, с одной стороны, можно у берега – и тогда можем ничего не достичь. С другой стороны, есть задачи в дальней, океанской зоне и там нужно быть готовым ко всему. Я думаю, что малые и большие корабли нам нужны в равной степени, но для их уравновешенного сочетания нужна экономическая мощь страны.

18 4– Сколько России требуется авианосцев?

– По-хорошему, на Тихоокеанском флоте нужно иметь минимум два авианосца и соответствующее для них количество кораблей боевого охранения и обеспечения. На Севере, по крайней мере, один авианосец, учитывая, что "Адмиралу Кузнецову" много лет, и он нуждается в хорошем ремонте. Подчеркну – мы сейчас говорим о кораблях, которые должны быть на флоте помимо "Мистралей". Они должны строиться в России. В ближайшее десятилетие, если заняться этим делом вплотную, их можно сделать. Но должны быть сосредоточены усилия оборонно-промышленного комплекса, и необходимо понимание основных задач, стоящих перед страной.

– Нужно ли России сосредотачиваться исключительно на развитии атомного подводного флота?

– Россия никогда не сосредотачивалась только на развитии атомного судостроения. У нас равномерно были распределены усилия, как по созданию атомных ракетоносцев, так и неядерной составляющей. Дизельные лодки могут действовать в мелководных и закрытых морях. Например, Черное море, Балтика, в какой-то степени Японское море, выход из Авачинской губы, Север доступны для действий дизельных подлодок.

Процесс их совершенствования идет, строится совершенно новое поколение с другими характеристиками. Просто о них меньше говорят, но усилия распределены пропорционально.

18 5– Сейчас много говорят о внедрении воздухонезависимых энергетических установок (ВНЭУ) на дизельные подлодки...

– Этот вопрос существует давно, в мире им начали заниматься 20-25 лет назад, в том числе и наши конструкторские бюро. Наработаны определенная теория и практика различных схем комплектации таких установок, и я думаю, что где-то в ближайшее время, через два-три года они уже должны стоять на наших подлодках. Это правильное решение, ведь ВНЭУ увеличивает автономность плавания в подводном положении, дает меньшую зависимость от погоды, а все это способствует выполнению задач, поставленных перед экипажами лодок.

 

Если вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Shift + Enter.
 
 
 
 
 
 
 
 

Добавить комментарий

Также Вы можете войти используя:

Защитный код
Обновить

 
 
 
 
 
 
Загрузка...
Loading...