Наверх
Добавить в закладки | ВКонтакте | Twitter | Facebook | RSS | 16+ Оформить подписку
 
 
1 GBP
Фунт стерлингов Соединенного королевства
75,1206
-0,8697
1 USD
Доллар США
59,0014
-0,6550
1 EUR
Евро
66,0816
-0,5964
10 NOK
Норвежских крон
69,7754
-0,7830
10 SEK
Шведских крон
67,6195
-0,6630
 
 

Сари
Персональный фотоблог Sari Pöyhönen
 
 

 
 
5.4 м/с
давление 747.8 мм рт.ст
 
 
 
 

Календарь

 
 
 
 
Загрузка...
 
 

Выбор редакции

 
 
 
 

Самое читаемое

 
 
 
 

Мы ВКонтакте

 
 
 
 

Найдите нас на Facebook

 
 
 
 
Главная » Наш гость » «В двухтомнике рассказывается о том, кто, вольно или невольно, развалил рыбопромышленный комплекс Северо-запада России, превратив его во второстепенные полукриминальные промыслы»
 
 
 
 
17 Апреля 2017 года, 12:20

«В двухтомнике рассказывается о том, кто, вольно или невольно, развалил рыбопромышленный комплекс Северо-запада России, превратив его во второстепенные полукриминальные промыслы»

17 2В Мурманской областной научной библиотеке 25 апреля пройдет презентация книги В. С. Георги «Рыбный Мурман в кавычках и без». Накануне наш корреспондент встретился с Виктором Сергеевичем и попросил его ответить на ряд вопросов.

– 17 лет назад, в апреле 2000 года, вышел в свет последний номер газеты «Рыбный Мурман». Что заставило Вас, главного редактора издания, закрыть эту весьма популярную в годы перестройки газету, ведущую свой отсчет  с 1934 года?

– Причина прозаична: у редакции не было средств, чтобы издавать газету. А газеты, подобные нашему еженедельнику, были заведомо убыточны, так как печатали не только рекламу с кроссвордами, но и общественно значимые материалы.

– Почему же «Рыбный Мурман» не нашел своей экономической ниши в рыночных отношениях?

– Всего в бывшем СССР подобных рыбацких еженедельников было пять: в Калининграде, Мурманске, Владивостоке, на Сахалине и на Камчатке. Калининградский «Маяк» приказал долго жить в первые годы перестройки, а все три дальневосточные газеты стали многотиражками, то есть «легли» под одно из предприятий Дальневосточного рыбопромыслового бассейна. Из них позже поднялся и окреп «Рыбак Приморья», взяв в свои учредители не только флоты, но и комитет по имуществу краевой администрации.

«Рыбный Мурман» шел своим путем, надеясь, что вот-вот и у нас на Севере появится сила, способная объединить, направить, организовать деятельность флотов и крупных предприятий бассейна на выполнение общегосударственных задач. Но такой силы в те годы не было. Если дальневосточников объединила борьба с «экспериментами» Госкомрыболовства и им в этой борьбе понадобилась своя газета, то у нас на Севере в конце 1990-х – начале 2000-х продолжался полный раздрай. Ни «за», ни «против», а каждый за себя. Значит, не было и объективных причин для востребованности «Рыбного Мурмана». Плюс к тому очень многие в «лихие девяностые» не хотели выносить сор из избы, избегали  доверительных контактов с журналистами. «Рыбный Мурман» был нужен идеологам КПСС (и очень неглупым идеологам!) для рассказа широким массам северян о делах-заботах рыбаков Заполярья. А народившимся «новым русским» бизнесменам отчитываться перед народом не было нужды. Разве что покупая свое депутатство в очередном законодательном органе. К сожалению, среди друзей газеты не нашлось руководителя с государственным мышлением…

– А как рабочий коллектив, журналисты?

– В «Рыбном Мурмане» работали профессионалы своего дела, и все они, насколько я знаю, на улице не остались. Сделав 17 лет назад последний номер газеты, мы всем к тому времени уже немногочисленным составом редакции пошли в ресторан, где подняли бокалы  за наш «Рыбный Мурман». Через два месяца, продав устаревший издательский комплекс и отдав последние редакционные долги, я переехал жить в Петрозаводск, поближе к запавшим в душу за годы морских походов парусам и мачтам самодельных деревянных кораблей. И увез с собой подшивки рыбацкой газеты вместе с редакционным архивом. Судьба распорядилась так, что у меня хватило времени и сил написать книгу «Рыбный Мурман в кавычках и без». Она заняла два тома. Не меньший объем занимают и сведения, размещенные на поисковом сайте, где собраны десятки тысяч фамилий авторов «Рыбного Мурмана». Теперь архивом газеты могут воспользоваться все желающие.

17 3– Предисловие к Вашему двухтомнику написал бывший председатель Госкомрыболовства РФ В. Ф. Корельский, которого хорошо знают мурманские рыбаки…

– Да, Владимир Федорович ходил в море штурманом и капитаном, был руководителем Севрыбхолодфлота и «Севрыбы», после чего возглавил московский штаб рыбной отрасли страны. Я благодарен ему за высокую оценку журналистского труда, за слова, сказанные в адрес «Рыбного Мурмана». Позволю себе процитировать В. Ф. Корельского:

«Основная причина развала отрасли – замена идеи развития  в интересах государства и его населения на получение прибыли и личной выгоды. Причем любым путем, в том числе путем предательства, откровенного мздоимства, подлости, взяточничества. Это те проблемы, с которыми в конце минувшего столетия с честью боролась редакция газеты «Рыбный Мурман» и все ее сотрудники. Главным действующим лицом в «Рыбном Мурмане» был человек, наш заполярный рыбак, истерзанный перестроечными и постперестроечными процессами. Как в море, так и на берегу. Газета становилась на его защиту, отстаивала его интересы. Даже ценой собственного существования. В столь противоречивые 1990-е годы было очень трудно сохранить газету, которая работала бы в интересах государства, а не по «клановым понятиям»…

– Если продолжить эту цитату, то Корельский пишет: «В. С. Георги, как редактор, сумел это сделать. А как литератор, как гражданин, он нашел в себе силы написать и книгу. Двухтомник «Рыбный Мурман в кавычках и без» по сути дела – первый рассказ (или попытка рассказа) о событиях, кардинально повлиявших на судьбу рыбной  отрасли Севера. Рассказ на основе коллективного мнения сотрудников рыбацкой газеты и ее многочисленных авторов. Рассказ документально-хроникальный о причинах и следствиях тех или иных поступков руководителей рыбного Мурмана. И попытка проанализировать эти поступки – корректно и достойно, без шельмования и истерии».

Вы согласны с такой оценкой, Виктор Сергеевич?

– Оценка, конечно, высокая. Изложенное мною на бумаге – это лишь одна точка зрения, это взгляд на происходившие на Северном бассейне процессы глазами сотрудников газеты. Каждый смотрит на мир со своей колокольни. Матрос-рыбообработчик и капитан корабля, министр и журналист местной газеты – каждый из них даст свою оценку происходящему. Тем, наверное, наше время и отличатся от советских времен, что каждый имеет возможность иметь свою точку зрения.

17 4– У Вас нет ностальгии по прошлому?

– По сложившейся в брежневские времена традиции журналисты  предпочитали говорить и писать об успехах и достижениях, а не о недостатках и недоработках. В газетах публиковались рапорты и указы о награждениях, хотя, конечно, никто не запрещал журналистам передавать блестящие репортажи с полей очередных «битв за урожай» или создавать удивительные  очерки о человеке труда. В советские времена сформировалась  отечественная школа  журналистики, о которой нынче можно только мечтать. Люди старшего поколения помнят  пронзительную чистоту и высокий патриотизм статей Василия Пескова  в «Комсомолке» и  бездонную глубину житейских очерков Татьяны Тэсс в «Известиях». Можно назвать десятки имен талантливых заполярных журналистов шестидесятых, семидесятых, восьмидесятых годов. Конечно, мы не были свободны в выборе тем и жанров публикаций, но, считаю, что отведенного политической системой простора творческому человеку вполне хватало для самовыражения. Наверное и потому, что мы, журналисты, сами были надежными и вполне притертыми винтиками в механизме этой системы. Наверное…

В годы перестройки какая только газета не объявляла себя оппозиционной существующей власти?  Что-что, а свободу прессе Борис Николаевич Ельцин дал. Не просто провозгласил, как многое другое, а именно дал. Другое дело, что нас стали зажимать экономически. Да и не умели мы работать «на вольных хлебах», в рыночных отношениях, без стабильных и нормальных учредителей, коими, как правило, были районная или городская, областная администрации. Вот и набили себе и другим шишек…

Есть две причины, заставившие меня, тринадцатого по счету редактора «Рыбного Мурмана», закрыть газету с 66-летней историей. Во-первых, я не хотел работать на «хозяина», даже если бы этот «хозяин» скрывался за  демократическими вывесками типа «совет директоров» или «правление» того или иного предприятия. Все девяностые годы нам удавалось уходить от прямого диктата тех, кто финансировал газету. Лавировать между амбициями «рыбных генералов», между интересами областных чиновников и руководителей Северного бассейна. Нельзя сбрасывать со счетов и собственные усилия по обеспечению газетной бумагой и покрытии части расходов редакции.

Во-вторых, я боялся и боюсь того воинствующего непрофессионализма, который все более и более, как раковая опухоль, проникал и проникает в российскую журналистику. Меня удручали и удручают, раздражали и раздражают бескультурье и неграмотность дикторов центральных каналов телевидения, неумение и  незнание репортерами газет азов нашего ремесла. Но главное – продажность, коммерческая направленность, откровенная проституция многих, озабоченных лишь выборными кампаниями, изданий. Я не хотел, не мог допустить, чтобы «Рыбный Мурман» скатился до такого скотского состояния. А что делать? На рыбаков, озабоченных проблемой урвать друг у друга побольше промысловой квоты, надежды было мало. Найти спонсора… На это тратилось немало усилий. Но ни одна промышленно-финансовая группа не интересовалась в такой степени нашим рыбопромышленным комплексом, чтобы начать издалека, сначала со страниц рыбацкой газеты, наступление и проникновение в некогда ведущую отрасль Севера. Очевидно,  они, денежные мешки, и так к тому времени подмяли под себя наиболее перспективные флоты и фирмы…

– Вы посвятили свой двухтомник памяти мурманского журналиста Анатолия Вилова. Почему?

– Толя был моим другом. Коллегой и бунтарем. Для него перестройка конца 1980-х – начала 1990-х годов была глотком свободы после застойной атмосферы прокоммунистического общества. Для него перестройка стала тем рубежом, через который он уже не смог перешагнуть. Он был двенадцатым редактором газеты «Рыбный Мурман», мне выпала участь стать тринадцатым, последним.

17 5– Почему же участь, а не честь?

– Потому что до последнего времени я постоянно чувствовал некую вину перед теми сотнями сотрудников «Рыбного Мурмана», которые работали в газете на протяжении ее 66-летней истории. И особенно перед 12-ю редакторами, руководившими газетой до меня. Ведь мне пришлось закрыть газету, прервать ее историю. И хотя причины были объективными, хотя от меня мало чего зависело, но чувство вины оставалось. И именно это чувство вины и обиды заставило написать книгу о том, почему распался мощнейший рыбопромышленный комплекс Северного рыбопромыслового бассейна, а вслед за ним не стало и бассейновой газеты «Рыбный Мурман». Именно бассейновой, потому что, как я сейчас понимаю, это звание выше, чем «еженедельник Мурманского обкома КПСС» или «Независимая газета Северо-запада России».

– Ваш двухтомник издан совсем недавно, в конце минувшего года. Но ведь написан он значительно раньше…

– Вы правы. Эта книга написана в 2006-2007 годы. За прошедшее с той поры десятилетие были созданы электронные варианты рукописи, которые разместили на своих «страницах» некоторые Интернет-ресурсы. В печати даже стали появляться ссылки на эти сайты, когда для газетных и журнальных статей авторы использовали информацию из рукописи. И вот, «отлежавшись» десять лет, книга «Рыбный Мурман в кавычках и без» пришла к своему читателю полноценным двухтомником.

Признаюсь, был соблазн «почистить» первоначальную рукопись, с вы-соты нынешних дней дать иную трактовку тех или иных событий, продолжить биографии людей, которые стали персонажами этой книги. Но я не стал этого делать. Потому что это была бы уже другая книга. А нынешняя – всего лишь  срез «по-живому», сделанный еще не остывшим от пережитых событий ав-тором. Вернее, сотнями авторов газеты «Рыбный Мурман», которые жили и умирали, любили и ненавидели, боролись или смирялись под ударами судь-бы в последние два десятилетия ХХ века. Они, эти десятилетия, были пере-насыщены кардинальными для нашей страны переменами. Оценки этих пе-ремен  до сих пор противоречивы и подвижны, как ртуть.

Можно сказать, что моя книга – всего лишь гипсовый слепок ушедшей эпохи. И потому самый достоверный слепок. Хотя для скрижалей истории, как я понимаю, нужен совсем другой материал…

– Что бы Вы, Виктор Сергеевич, хотели добавить к сказанному?

– Добавлю, что  двухтомник «РЫБНЫЙ МУРМАН в кавычках и без» не только документально-публицистическими хрониками Северного рыбопромыслового бассейна последней четверти ХХ века. В книге я попытался дать панораму социально-экономической, политической жизни  региона в самый важный и драматичный период развития нашего Отечества, период, в котором довелось жить и работать многим из нас.  И это мы, как ни горько в том признаться, стали невольными свидетелями развала рыбопромышленного комплекса СССР, а затем и России. Одного из самых мощных в мире рыбопромышленных комплексов. И настала пора хоть в какой-то мере если не исправить, то хотя бы осознать, обозначить допущенные ошибки…

Пользуясь возможностью выступить перед столь массовой аудиторией ведущего в Мурманской области интернет-ресурса, хочу сказать, что второй десяток лет издаются книги серии «Капитаны рыбного хозяйства СССР». Эту серию можно назвать международной, потому что книги посвящены труженикам основных рыбопромысловых бассейнов бывшего СССР: ВРПО «Дальрыба», «Севрыба», «Азчеррыба», «Запрыба»… Уже изданы тома о судоводителях Камчатрыбпрома, китобоях Одессы, судоводителях севастопольской ПО «Атлантика» и других южных флотов.

В цикле «Севрыба», который курирую я, увидели свет книги «Тралфлот» (о первых капитанах, о зарождении и становлении Архангельского и Мурманского траловых флотов), «Мурмансельдь-Мурманрыбпром» (о капитанах этого одного из основных добывающих флотов Мурмана), отдается в печать книга «Севрыбхолодфлот». Но пока только в стадии создания основная книга этой серии  – «Мурманский траловый флот» (1950-2000 годы)». Очевидно, эта книга по своему объему займет три тома. Принять участие в составлении рукописи может каждый, дополняя и уточняя информацию, предоставляя создателям этой книги фото и документы тех, чьи имена должны войти в книгу. Сделать это можно, зайдя на уже названный мною сайт. Буду ждать вас, друзья.

 

 

Если вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Shift + Enter.