Наверх
Добавить в закладки | ВКонтакте | Twitter | Facebook | Дзен | Google+ | RSS | 16+ Оформить подписку
 
 
1 GBP
Фунт стерлингов Соединенного королевства
82,3055
0,1096
1 USD
Доллар США
61,6659
0,2569
1 EUR
Евро
72,1183
0,1101
10 NOK
Норвежских крон
76,2937
0,2501
10 SEK
Шведских крон
70,8901
0,6819
 
 

Сари
Персональный фотоблог Sari Pöyhönen
 
 

 
 
13°
2.1 м/с
давление 762.8 мм рт.ст
 
 
 
 

Календарь

 
 
 
 
Загрузка...
 
 

Выбор редакции

 
 
 
 

Самое читаемое

 
 
 
 

Мы ВКонтакте

 
 
 
 

Найдите нас на Facebook

 
 
 
 

Новости партнеров

 
 
 
 
Главная » Гость в ОБРАЗОВАНИЕ » «МАГУ сделал ставку на формирование устойчивых сетей научной кооперации»
 
 
 
 
19 Марта 2018 года, 16:30

«МАГУ сделал ставку на формирование устойчивых сетей научной кооперации»

32 2

Через несколько дней истекает год с того момента, как Мурманский арктический государственный университет ступил на «дорожку» вузов, обеспечивающих научно-образовательную базу развития регионов нашей страны: 20 марта 2017 года заявка МАГУ на участие во «второй волне» конкурса опорных университетов поступила в Минобрнауки России. Состязательный азарт, специфический кураж от проектирования своего будущего, восторг свободы от «унылых будней» утихли, можно оглянуться, оценить пройденный, пусть короткий, путь.

Об одной из наиболее крупных и значимых составляющих программы развития опорного университета – развитии научной деятельности – мы поговорили с проректором по стратегическому развитию МАГУ, доктором технических наук, профессором РАН и главным научным сотрудником Института информатики и математического моделирования КНЦ РАН Максимом Геннадьевичем Шишаевым.

Максим Геннадьевич, как известно, статус опорного университета подразумевает тесную интеграцию вуза с регионом. В какой роли видит себя МАГУ в региональной научной среде?

Эта роль отражена в лозунге, провозглашенном в программе развития опорного университета: «МАГУ – интегратор региональной науки». За этим лозунгом стоит вполне здравая, на мой взгляд, идея: МАГУ должен стать проводником региональных интересов в научное пространство. Нужна ли, востребована такая роль? Ответ – «Да», поскольку в современном мире упомянутое научное пространство имеет не только «транс-региональный», но и выраженный международный характер (вспомним наши ориентиры на «Скопусы и ВоСы»). Как следствие, каждая из множества существующих научных организаций региона «заточена» на решение исследовательских задач либо мирового, либо общенационального (российского), либо отраслевого уровня, в зависимости от своей научной и административно-организационной специфики. Регион, при этом, играет, в лучшем случае, роль объекта исследований – его интересы как цельного субъекта со своими социальными, экономическими, экологическими проблемами в научно-исследовательской и научно-организационной повестках не очень представлены.

В итоге научное «поле» Мурманской области сегодня выглядит как лоскутное одеяло из исследовательских учреждений различной ведомственной принадлежности – ФАНО (РАН), МОН РФ, Минсельхоз, другие ведомства – имеющих каждый свою собственную, слабо связанную с другими исследовательскую повестку. Сложилась парадоксальная ситуация: суммарный научный потенциал региона – выдающийся, а заметных успехов региона в целом на научно-исследовательском и научно-организационном поприще не видно. Ярким проявлением этой ситуации стал «уход» в 2010 году федерального университета в соседнюю Архангельскую область, где пришлось создавать научно-образовательную систему уровня макрорегиона практически «в чистом поле», при том, что в Мурманской области на тот момент прекрасно функционировали и развивались целых три крупных многопрофильных университетских центра, множество отраслевых научных организаций, и, наконец, Кольский научный центр РАН с его мощным техническим и кадровым потенциалом, множеством признанных в России и за рубежом научных школ.

Именно поэтому сейчас в общем финансировании программы развития университета строка «наука» составляет около трети. Мы понимаем – в современном мире развитие региона (а с ним МАГУ безвозвратно связал свою судьбу, вступив в ряды «опорников») невозможно без научной «подпорки».

Максим Геннадьевич, расскажите, чего университету удалось добиться за год развития МАГУ как опорного вуза в сфере развития научной деятельности?

За минувший год сделано было немало: объем финансирования научно-исследовательской работы вырос по отношению к предыдущему году на 27%, при этом собственных средств университета было потрачено в три раза больше, чем в 2016 году. На четверть возросло количество обучающихся в аспирантуре, ровно вполовину увеличилось число массовых студенческих научных мероприятий, проводимых в МАГУ. Количество студенческих научных работ, принятых к участию в конкурсах международного, всероссийского и регионального уровней выросло втрое, а количество наград, полученных студентами по итогам тех или иных состязательных научных мероприятий, увеличилось на половину. Выросла и публикационная активность в «Web of Science» и «Scopus»: на 40 и 60 процентов, соответственно.

Вместе с тем, каждый здравомыслящий человек понимает, что все эти показатели лишь косвенно характеризуют процесс развития. Главный вопрос – есть ли развитие по существу, изменилось ли качественно содержание научной деятельности вуза или, хотя бы, сформировались ли предпосылки для этого изменения? В этом смысле, в своей программе развития МАГУ сделал ставку на формирование вокруг университета и при его участии устойчивых сетей научной кооперации. Ключевым партнером, разумеется, обозначен Кольский научный центр РАН (это крупнейший на Северо-Западе России научный центр с более, чем миллиардным бюджетом, где трудятся порядка 460 ученых, специализирующихся на актуальной для развития нашего региона исследовательской тематике). Поэтому, именно во взаимодействии МАГУ и КНЦ кроется ключ к ответу на поставленный вопрос.

Каковы же сегодня показатели взаимодействия МАГУ и КНЦ?

Территориальной площадкой, где в наибольшей степени пресекаются крупнейшая в регионе научная организация с крупнейшим вузом Мурманской области, является филиал МАГУ в Апатитах. Поэтому, посмотрим – что мы имеем в филиале. Традиционно, главной сферой сотрудничества академической организации и вуза была подготовка кадров: выпускники университета обеспечивали институтам РАН подпитку молодыми кадрами, «академики» - обеспечивали студентам образование на современном научном уровне, в том числе с использованием материальной базы КНЦ. Сегодня в филиале обучается 1156 человек по 36 образовательным программам. Практически все программы имеют в составе КНЦ соответствующие по профилю исследовательские подразделения, играющие роль базовых: помогающих обеспечить современный уровень образования с одной стороны, и открывающих для выпускников университета путь в научную карьеру – с другой. Около 40% профессорско-преподавательского состава филиала являются сотрудниками КНЦ РАН. Действующими учеными Центра разработаны и читаются в филиале более 70 учебных курсов по специальным дисциплинам. Сотрудники КНЦ РАН обеспечивают руководство квалификационными работами студентов, руководят реализацией проектно-ориентированных компонентов учебных программ. В рамках программы развития опорного университета в филиале создана первая очередь новых учебно-научных лабораторий, оснащенных современным оборудованием стоимостью более 8,5 млн рублей.

Вы охарактеризовали «настоящее» сотрудничества опорного университета со своим ключевым партнером – КНЦ РАН. А каково его «будущее»?

Интеграция с образовательными организациями региона, прежде всего – с МАГУ, обозначена в качестве одной из стратегических задач КНЦ РАН в проекте программы развития Федерального исследовательского центра (именно такой статус теперь имеет КНЦ). Программа предполагает проведение согласованной с региональными университетами политики в сфере подготовки кадров (прежде всего – по программам магистратуры и аспирантуры), и эта политика уже претворяется в жизнь: на площадках КНЦ и МАГУ проведены первые рабочие совещания, посвященные этому вопросу. В свою очередь, в программе развития опорного университета целый ряд мероприятий направлен на формирование эффективной системы целевой подготовки студентов по индивидуализированным учебным планам с участием их будущего работодателя, запланировано дальнейшее развитие материальной базы исследований, причем за счет оборудования, которого нет в КНЦ. Все это расширяет возможности подготовки в университете «молодой научной смены» региона, создает предпосылки для становления МАГУ как равноправного партнера КНЦ в проведении исследовательских работ.

Есть и еще один повод для оптимизма. В рамках реформирования российской науки в последние годы активно меняются механизмы финансирования научных исследований. Одно из новшеств – комплексные научно-технические программы (КНТП), ориентированные на поддержку исследований и разработок «полного цикла», завершающихся появлением на рынке новых, востребованных продуктов и технологий. К числу таковых относится и КНТП «Научно-технологические направления повышения эффективности освоения и использования Арктики», проект которой разработан в Министерстве образования и науки Российской Федерации. Планируется, что региональным оператором этой программы, в партнерстве с Правительством Мурманской области, станет МАГУ. С этой целью в университете создан Международный информационно-аналитический центр междисциплинарных исследований развития Арктической зоны Российской Федерации, действующий под эгидой Минобрнауки России и рабочей группы «Развитие образования и науки» Государственной комиссии по вопросам развития Арктики. Все это заметно повышает значимость формируемого в Мурманской области научно-образовательного кластера в контексте задач федерального уровня, и позволяет рассчитывать на улучшение его ресурсного обеспечения.

Максим Геннадьевич, в заключение, как в целом Вы бы оценили изменения в региональной научной сфере за год работы МАГУ в роли опорного вуза?

Прежде всего, отмечу, что для таких инертных систем, как наука и образование, где результаты деятельности проявляются через годы и десятилетия, один год – это, по существу, мгновение. По нему, конечно-же, нельзя судить о надежности и долгосрочности появляющихся трендов, особенно в условиях «турбулентности» наших нескончаемых российских реформ. Тем не менее, те изменения, которые мы наблюдали за прошедший год жизни опорного вуза, делаются в верном направлении и дают нам всем надежду, что рано или поздно заветный «паззл» региональной науки сложится в стройную и крепкую систему, дающую «драйв» и опору региону, и в которой каждый университет, институт, центр, лаборатория найдут себе достойное место.

Если вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Shift + Enter.