Наверх
Добавить в закладки | ВКонтакте | Twitter | Facebook | Telegram | Дзен | Google+ | RSS | 16+ Оформить подписку
 
 
1 GBP
Фунт стерлингов Соединенного королевства
78,8805
-0,1684
1 USD
Доллар США
56,7608
0,1071
1 EUR
Евро
69,6341
-0,1746
10 NOK
Норвежских крон
71,9065
-0,1968
10 SEK
Шведских крон
69,7119
-0,2370
 
 

Сари
Персональный фотоблог Sari Pöyhönen
 
 

 
 
-9°
1.3 м/с
давление 782.3 мм рт.ст
 
 
 
 

Календарь

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

В монастыре бурно отметили выходные

Такое случается не часто, но журналисту «вечерки» повезло

Что ж, пешком, так пешком! Потуже затянув ремень большого рюкзака и потеплее закутавшись, я отправился по виляющей между огромных карельских деревьев дороге преодолевать 12 километров. Почти стемнело, когда, пройдя километра три, я окончательно перестал верить в появление попутной машины. Поэтому просто шел, стараясь не слышать звуков леса, которые наводили не самые радужные мысли о неминуемой встрече с обитающими здесь животными.

Пройдя километров семь-восемь и уже мало различая дорогу в темноте, я услышал приближающийся сзади шум мотора. Встав посередине дороги и вытянув руку, не дал машине вариантов отступления.

- Вы в Интерпоселок? - с надеждой спросил я.

- Залазь! В джипе сидели двое мужчин. За

рулем - человек в "гавайской" рубашке с налысо выбритой головой и бицепсами размером с колеса джипа, на котором мы ехали. На пассажирском месте - менее импозантный мужчина: на вид лет 50, в простой классической одежде. Выдавали его только глаза, в которых буквально светилось слово "власть". Причем власть безапелляционная, распространяющаяся на все, что они видят.

- Зачем вы едете в монастырь? - спрашиваю я.

- Мы его попечители, - отвечает хозяин властных глаз. А после секундной усмешки добавляет: "Проше говоря, спонсоры".

Как позже оказалось, человек, которого я встретил на лесной дороге, - советник председателя одного из крупнейших банков страны. Тогда он мне очень помог.

- Вот и приехали, -указал мужчина на едва видные в темноте ворота монастыря. -Пойдем, познакомлю тебя с настоятелем.

История

Спасо-Преображенский Важеозерский мужской монастырь находится на самом юге Республики Карелия в 112 километрах от Петрозаводска. Основан он около 1500 года преподобными Геннадием и Никифором. За пять столетий своего существования монастырь переживал разные времена. Его грабили, разрушали, восстанавливали - богатой обитель никогда не была, да и число братии всегда было невелико.

Один только XX век принес множество событий. В 1923 году, во время массовых репрессий монашествующих, иноков расстреляли прямо в монастыре.

В 1935 году пустынь была разорена: иконы, служебные книги и архивы, братский корпус, монастырская стена были уничтожены.

Один из храмов использовался как кинозал, а другой -как спортзал. Кладбище монашествующих снесли. После 1945 года в стенах бывшей обители располагались колония для несовершеннолетних и психиатрическая больница.

Возрождение монастыря началось в 1991 году, когда ему был возвращен юридический статус. Постепенно храмы отреставрировали, построили братские корпуса, часовни, заново выстроили колокольню.

Отец Иларион

- Когда я приехал сюда в 1995 году, территория была в ужасном состоянии. Все, что можно было уничтожить, уничтожили или растащили. От построек оставались одни стены: все было вырвано вплоть до полов и оконных рам.

Отец Иларион - настоятель монастыря - не спеша идет со мной рядом и рассказывает об обители, о ее нынешнем положении и обо всем том, что пришлось претерпеть этой земле.

- Чего только здесь не было?! И танцевали, и блудили, и священников убивали. На храме Преображения Господня висел красный флаг. Здесь был братский корпус с кельями монахов, -разрушенное одноэтажное здание с куполом. - Во время гражданской войны в нем располагался штаб белогвардейцев. На скудные пожертвования потихоньку все восстанавливаем.

Первый раз я увидел настоятеля накануне вечером, когда меня с ним повел знакомить тот самый попечитель монастыря. Отец Иларион сразу поразил внешним видом: высокий статный мужчина в пуховом свитере, надетом поверх рясы, с наполненными добротой глазами. Наверняка простить он может всех...

А теперь, во время прогулки, настоятель немного рассказывает о себе. Сначала жизнь его была похожа на тысячи подобных. В Санкт-Петербурге окончил филологический факультет, отслужил в армии и пошел работать "на производство". Задумывался о смысле жизни, пытаясь найти его сначала в искусстве, потом в философии. В итоге остановился на религии. Когда понял, что желает "служить Богу всем сердцем, всем помышлением", ушел в монастырь.

- И ни разу не жалели?

- Как жалеть можно?! Нет. Монастырь же для чего существует? Чтобы человек, имеющий желание посвятить себя Богу, мог это сделать, ни на что не отвлекаясь. Здесь трудная жизнь, и не каждый на это способен.

"Я видел в жизни много зла"

Распорядок дня в монастыре строгий. В четыре часа утра подъем, и уже через тридцать минут начинается служба. Перекличек не проводят, но все понимают: приехал в монастырь -живи его уставом.

Помимо меня в монастыре гостили еще несколько человек - все мы жили в общей келье. Условия проживания подобают месту пребывания: кровать, " чистое постельное белье, еда - предоставляется самое необходимое.

Каждый приезжий выполняет работу в монастыре, которая называется "послушание". Это может быть все, что угодно: чистить снег, готовить еду, рубить дрова и, конечно, топить печь у себя в келье. Обогреваются все помещения с помощью сложенных из кирпича печей. У меня было своеобразное послушание - набирать информацию для статьи. Оказать мне всяческую помощь в этом поручили послушнику Виталию. Первый раз он приехал сюда пять лет назад. А сейчас вот решил окончательно перебраться в монастырь.

- А зачем возвращаться? Что там делать? Опять обманывать, воровать? - говорит Виталий, в миру юрист одной из компаний. - А здесь совсем другая атмосфера.

На самом деле в монастыре течение времени воспринимается совершенно по-другому. Если человеку негде тратить деньги, значит, ненужно думать об их количестве. Если он никуда не опаздывает, значит, можно забыть о времени. Если человек хочет общаться с Богом, какая разница, что будут думать о нем окружающие?

Большую часть дня братия монастыря проводит в церкви: службы проходят четыре раза в день. Практически все остальное время монахи находятся в своих кельях. Однако были люди, постоянно выполняющие какую-нибудь работу в монастыре.

Худого человека в рясе я постоянно видел на территории монастыря то катившим целую тележку дров, то убирающим снег на крыльце храма. Послушнику Георгию 48 лет. Но выглядит старше. Пятнадцать лет отсидел в тюрьме.

- Мне нечего скрывать, - говорит он. - Я совершил тяжелое преступление... Я человека убил. На исповеди мне сказали, что с таким преступлением нужно идти в монастырь. Поэтому я пришел в епархию, говорю: отправьте меня в монастырь. Я уже не мог в миру жить.

- Почему?

- Брат, я много видел зла в жизни. Надо душу спасать...

Самая лучшая возможность присмотреться ко всем монахам была во время трапезы. Хотя сама она - это отдельная тема для разговора. Во время поста монахи едят один раз, вечером. Еда на столе, конечно же, постная: картошка в мундире, греча, мед с орехами, хлеб и фрукты. Перед и после трапезы молитва, а во время еды читают Библию. Причем ужин длится буквально минут десять - приходится есть быстро, Кстати, хлеб у монастыря свой.

Монастырский хлеб

Его печет послушник Николай. В пять утра он уходит с утренней службы, чтобы включить огромную печь: ей нужно час разогреваться. В это время Николай готовит закваску и формы для булок. Когда закваска почти готова, он пальцем чертит на ней крест и заливает его маслом.

- Точная пропорция, - говорит послушник. – Этому меня научил прежний пекарь два года этим занимаюсь.

В монастыре Николай живет на полгода больше. Когда я достал фотокамеру, он сразу же попросил не снимать его лицо.

- Понимаете, о моей жизни знают только бывшая жена и 16-летняя дочь. Она мне и письма пишет. А другим зачем знать? Увидят знакомые, приедут, будут вопросы задавать. Если отрекся от мира, значит, отрекся.

Тем временем закваска поднялась, и можно дальше про- яятшт1Шштшт должать готовить. В день Николай для всего монастыря печет 15-20 булок. Их как раз хватает на братию из 20 человек и на трудников, работающих в монастыре.

Есть у Николая и свои секреты приготовления хлеба. Например, люди в старину никогда не ели горячий хлеб: он обязательно должен был полежать ночь, тогда становился полезнее для организма.

"Не будем есть хлеба горячего и слишком мягкого - пусть он* ночь полежит", -написано в одной из книг. В монастыре так и поступают.

Однако не все здесь так, как было, предположим, сто лет назад. Взять хотя бы хозяйство монастыря.

- Раньше монастыри жили натуральным хозяйством, сейчас такое невозможно, в любом случае нужны живые деньги, - говорит иеромонах Киприян, отвечающий в Важеозерском монастыре за хозяйственные вопросы. - Поэтому обитель выживает за счет добровольных пожертвований, а это, понятно, деньги не постоянные. Конечно, у монастыря есть свои огороды, несколько коров и даже пасека. Но проблему это не решает.

- Приехав сюда пять лет назад, я был удивлен жизнью монахов, - вспоминает послушник Виталий. - Они ели один раз в день, потому что не было денег на большее. Сейчас, слава Богу, ситуация изменилась.

Могла бы выручать рыба из озера, на котором стоит монастырь, да только ее там нет.

- И разводить нельзя: озеро не подходит по стандартам, - объясняет отец Киприян. И тут же добавляет: - Даже хорошо - сюда не приезжают толпы рыбаков.

Интерпоселок

Сразу за стенами монастыря начинается Интерпоселок.

Большинство деревянных домов пустует - постоянных жителей здесь не более полусотни.

- Кошек больше, чем людей, - печально замечает Иван Алексеев.

Он родился в этом поселке. За свои 44 года ездил учиться в большие города, жил и работал там, но всегда возвращался на родную землю.

- Хоть золотые горы будут сулить, теперь никуда не уеду! - говорит он. - Здесь жили и похоронены мои предки!

Иван Алексеев показал мне поселок. О людях, которые тут некогда жили, остались одни воспоминания. Вот дом, где жила его первая учительница. А здесь раньше были ясли. На этом месте стояла школа, куда он ходил, а сейчас там огромные сугробы.

Между тем в Интерпоселок приезжают и новые люди. Например, Сергий и Екатерина приехали сюда несколько лет назад из Приднестровья. Ему 26 лет, ей 22. Оказались они здесь вполне осознанно: чтобы жить при монастыре. У них уже трое детей: два мальчика и девочка.

- Мы ведь православные, поэтому живем здесь и вполне счастливы! - объясняет Сергий.

Кстати, из проживающих в поселке пятидесяти человек - восемь детей. За школьниками каждую неделю приезжает автобус и забирает их на учебу, а в пятницу привозит.

Если бы не монастырь, соглашаются жители, названия "Интерпоселок" давно бы уже не было на карте. А так еще мало-мальски выживают.

По дороге меня догнала женщина "Вы, говорят, из Мурманска приехали? Расскажите, чем город живет!".

Оказывается, Людмила долгое время жила в Ковдоре, а пять лет назад переехала сюда. Сначала, признается она, строили просто дачу, а со временем Людмила решила перебраться насовсем. И совершенно об этом не жалеет.

- Конечно, вспоминаю Север постоянно, - признается она, - но в городе жить не хочу. Да и не смогу, наверное, уже...

Большинство жителей поселка трудятся в монастыре - другого занятия просто нет. Хотя близость к обители не застраховывает их от обычных деревенских слабостей.

- Вы спрашивали, чем я занимаюсь? - вспоминает, улыбаясь, иеромонах Киприян. - Ужас навожу на трудников - слежу за их работой и четким соблюдением устава монастыря. Вчера вот отстранил нескольких - бурно отметили выходные.

Хотя скоро, возможно, отсеивать будет некого: большое количество трудников - сезонное явление. Морозы заканчиваются - часть их расходится. Как это ни печально, в последнее время есть такое: в монастырь приходят не только крепкие верой христиане, а истерзанные внешними обстоятельствами и своими страстями люди.

Дмитрий СУРКОВ.

ДОСЛОВНО

"На далеком Севере, в пустынном Олонецком крае, на берегу небольшого озера Важи, среди векового, почти непроходимого леса, увлажненного местами болотным мхом, расположена небольшая иноческая обитель - Важеозерская, или Задне-Никифоровская. Более уединенного места для обители, для подвигов молитвенных трудно, кажется, и найти. На много верст вокруг нет никаких селений. Всюду пустынная тишина, все полно покоя, изредка нарушаемого голосами птиц, криком зверя да тихим звоном небольших колоколов монастырского храма..." - писал автор, побывавший там в 1900 году. Спустя 108 лет в этих краях мало что изменилось.