16+
Информационное агентство «Би-порт» Новости Мурманска и Мурманской области
23:10 Четверг 8 декабря 2022
Новостройки Петербурга. День скидок

«Искусство не решает проблем, но напоминает о них»

10:34 – 11 июля

Мурманск принимает уже второй фестиваль урбан-арта «Рост», направленный на эстетическое развитие спальных районов города. В конце июня в заполярную столицу приехали художники со всей страны, чтобы подарить жилому микрорайону Роста 16 муралов. Портовый город становится художественным, и это вызывает разнообразные чувства у мурманчан. О том, куда фестиваль намерен двинется дальше, о новых «местах встречи» и попытках обратить внимание власти на разрушающиеся дома «Би-порт» пообщался с одним из организаторов фестиваля «Рост» Марией Михайленко.

- В этом году «Рост» насытили не только урбан-артом, но и кинопоказами, выставками, экскурсиями, встречами с художниками. Команда фестиваля в поиске своего формата или это логическое развитие проекта?

- Логическое развитие, да. На самом деле, буквально перед началом фестиваля открылся контейнер-холл, и нам повезло завезти сюда фестивальный офис. Поскольку это новая площадка, хотелось использовать ее возможности. Из этого выросло то, что формат мероприятия расширялся.

Многие понимают уличный арт в достаточно узком смысле. Почему мы взяли понятие урбан-арта, а не стрит-арта? Потому что его можно развивать разными направлениями, дополнять новыми смыслами. Это не только рисунки на стенах, но и культура вокруг них. Художники, как правило, работают и с другим медиумом: кто-то с холстами, кто с видео. И все это — часть современного поля искусства. Урбан-арт, как и стрит-арт, является предметом непростой дискуссии. Здесь много слоев и есть о чем поговорить.

- Фестиваль подразумевает некую событийную составляющую, но у вас в центре внимания то, что оставят после себя художники. Если посмотреть широко, для кого это мероприятие? Ведь явно не для зрителей, которые будут днями и часами наблюдать создание работ. Для тех счастливчиков, чей двор приглянулся артисту? Или для самих художников, ибо для них — это процесс?

- Как художники, конечно, мы отчасти делаем фестиваль для художников. Безусловно, это один из очень важных параметров — чтобы было интересно человеку, приехавшему в Мурманск. Все начинается с брифинга, где мы просим его поработать с локальными контекстами. Художник реализует максимально свой эскиз, воплощает собственный художественный замысел. То, что делается это не для людей, я, наверное, не соглашусь, потому что искусство в городе так или иначе рассчитано на широкого зрителя. Одна из амбиций фестиваля — сделать альтернативный туристический маршрут. Не классический формат, когда мы идем к «Алеше», «Ждущей», ледоколу «Ленин», а некий неформальный маршрут по муралам, например. Все-таки туризм в нашей стране развивается и появляется аудитория, желающая чего-то необычного. Думаю, это будет полезно и для горожан, и для туристов. Первые, возможно, узнают, что у нас есть такой район, ведь на самом деле многие мурманчане никогда не были в Росте. Вторые приедут в город и увидят его еще и с такой стороны.

- Какой вы хотите туристический маршрут: отдельный или встроенный в существующий?

- Мы не нашли существующего маршрута по Росте. Был бы он - мы бы попробовали встроить. Конечно, хотелось бы, чтобы это было два разных формата. Понятно, что нам художникам интересно ходить и разглядывать уличный арт, мы это ищем и в других городах. Но ведь не всем людям это интересно. Мы надеемся, что создадим условия для более художественной среды в Мурманске, а потому уже найдутся люди, которые больше понимают в потребностях туриста и встроят это в какой-либо маршрут или создадут новый турпродукт.

- Будете ждать, когда комитет по туризму сам заинтересуется?

- Мы с ними работаем. Есть амбиция положить карту фестиваля в туристские информационные центры региона. Я уверена, что есть люди, которые смогут применить это в рамках своих компетенцией. Было бы здорово, если в каком-то городском маршруте были и большие объекты, и маленькие нюансы вроде дизайнерских люков или небольших муралов.

- Расскажите про свой мурал, который создаете в рамках фестиваля?

- Мой мурал с эстетикой панельных домов. На самом деле, фестиваль «Рост» начинался с одной из таких идей. Мы его определили в район, где много панельной застройки. В общем-то это типичного для любого советского и постсоветского города. Очень часто эта эстетика игнорируется. Ты ходишь по городу, но тебе эти районы никто не показывает, ведь ну что там — типичная застройка. Но у Мурманска ее много, она формирует наши террасы, которые поднимаются по сопкам. Хотелось это подсветить, ведь у этого есть своя эстетическая сторона. Она не всегда прямая и однозначная. Кто-то называет ее эстетикой гребеней, кто-то — советского романтизма. Но так или иначе это современное пространство, где живут современные горожане. И мурал про то, что такому современному человеку иногда сложно идентифицировать себя с таким окружением. Он и про меня, и про того, кто такие идеи тоже разделяет.

- Что изображено на мурале и где он находится?

— Это собирательный женский образ без какого-либо портретного сходства. Девушка с современной стрижечкой укрыта либо пледом с принтом панелек, либо это у нее такое пальто с панельками, в окнах которых горит свет. Огромный шарф, ведь мы же в Мурманске, здесь холодно и нужно тепло укутываться. Мурал расположен на Сафонова, 28а.

- Есть какие-то особенности работы над таким большим изображением в одиночку и целой командой?

— Это зависит от того, насколько сильно ты будешь упрощать или усложнять мурал, делая его более или менее предсказуемым. Например, я часто делаю эскизы, с которыми может работать, по сути, абсолютно каждый. Там достаточно простые плашковые изображения, я очень люблю трафареты, чтобы был какой-то орнамент. Почти все равно, кто возьмет его в руки и начнет наносить. Понятно, конечно, что у человека должны быть художественные навыки, но не так важно разделяем ли мы идейную составляющую. Иногда, конечно, наоборот создаются работы, где эскиз примерный. Тогда в процессе ты сам все решаешь, это немного сложнее.

Здесь же я понимала, что мне нужно совмещать роли и организатора, и художника, поэтому создала эскиз мурала, который сделаю быстро, чтобы успеть за время фестиваля. Поэтому он в векторной графике и достаточно простой, обобщенный. Опять же это отсылает к более современному графическому видению, ведь у советских муралов совершенно другая графическая составляющая.

- Что за художники и откуда работают над обликом Росты в этом году?

- В этом году получилось довольно гармоничное сочетание по художникам. Тема этого фестиваля — забота о собственном доме. Сейчас она как-то особенно актуальна. Очень не хотелось устраивать идеологический танец на костях, когда все в кризисе, а мы тут картинки рисуем. С одной стороны хотелось все-таки создать это искусство, а с другой — подсветить другую важную мысль. Выбрав тему заботы о собственном доме, мы подбирали художников, которые хорошо работают с локальными контекстами в городах, которые как-либо связаны с Мурманском. В результате к нам приехали художники из городов-портов — Санкт-Петербург, Владивосток, Калининград, Мурманск. Есть участники из Москвы и Казани. Это две такие столицы: одна как официальная столица России, другая — урбанистическая. И, конечно же, есть Баренц-регион — Архангельск, Петрозаводск. Они все разные, каждый автор очень индивидуален.

- Творчество останется и в последующем люди будут ходить и изучать его. Как они идентифицируют, что именно этот художник нарисовал этот мурал?

- На каждом фасаде будут закреплены таблички, на которых можно будет почитать краткую информацию о художнике. Еще будет QR-код, отсылающий на сайт с более подробной информацией. В прошлом году мы это не успели сделать по многим причинам, поэтому сейчас дорабатываем этот момент. И все-таки планы на продолжение фестиваля тоже есть. Мы надеемся, что это будет одной из «фишек» Мурманска — стрит-арт в спальных районах.

- Сколько еще фестивалей потребуется, чтобы всю Росту сделать красивой?

- На самом деле, в Росте мы больше и не планируем проводить. Сейчас у нас затронуты три полноценных квартала. Глядя на это, кажется, что уже достаточно. Не хочется раскрасить каждый фасад. С одной стороны, в Росте появляются такие места, связанные «ниточками», когда от одного фасада немножко видно другой, и ты понимаешь, куда двигаться. С другой стороны — это же городская среда, где должны быть свои акценты, как и в любой композиции. Поэтому этот год для Росты последний, скорее всего.

У нас есть еще пара художников, которые приедут по следам фестиваля. Одному из них, к сожалению, в последний момент сделали операцию. Это художник из Севастополя. Он провел свое раннее детство на Севере, поэтому ему очень хотелось приехать. И мы предусмотрели приезд уже после фестиваля. А так, мы потихоньку начинаем «перетекать» на площадку «Мой залив». В рамках «Роста» на улице Кильдинской появится мурал от художника из Владивостока. У него картинка про корабли, баржи, столпившиеся у причалов в полярную ночь. То есть мы делаем одну локацию вне Росты, как бы давая затравочку на будущее.

На площадке «Мой залив» до конца этого года планируем расписать еще несколько фасадов, создадим такую портовую тематику. А вообще есть идея, чтобы «Рост» в следующем году двинулся в Первомайку. У нас там есть пара вариантов по районам, пока что думаем, что именно. Но хочется охватить и этот округ, потому что муралы есть и в Октябрьском, и в Ленинском округе, а там до сих пор почти ничего не сделали. У нас центр города сам по себе имеет четкую городскую структуру. Ты идешь по проспекту и понимаешь, что этот дом дружит с соседом, у них одна колористика, они — ансамбль. А спальные районы, как правило, не избалованы такими решениями.

- Ребята из опыта прошлого года рассказывали, что приходилось очень быстро и чуть ли не тайком создавать муралы, чтобы не привлекать внимание во избежание противодействия со стороны людей. Не все жители оценили. Так ли это? Почему так происходит?

- Конечно, ничего не бывает просто. Когда речь идет об общественных пространствах, всегда есть конфликтные группы. Бывает, люди приходят и говорят: «Почему вы рисуете здесь кораблик? Нарисуйте мне лучше большую золотую треску». Или: «Почему вы рисуете оленя, нарисуете лучше чудесную обнаженную женщину». А тут живет мама с ребенком и говорит: «Никаких обнаженных женщин в нашем районе!» Это сложная сфера: нам необходимо утверждать эскизы с жителями, и это зачастую бывает очень непростой диалог.

Иногда хочется поторопиться на каких-то этапах, потому что люди не погружены в процесс и не всегда понимают, как именно идет работа. Например, они видят незаконченный мурал и говорят: «Ах! Как! Нам испортили стену! Так все и останется!» А если еще идет дождь, и у нас перерыв один день, то значит все: уехали, бросили, не доделали. Объясняем, что это требует времени, определенной работы, что иногда художнику нужно сделать перерыв.

Особенно тяжело, когда работаем с темной гаммой. Такие цвета часто идут на фон, а потом на них добавляют яркие акценты, чтобы сделать передний план. И это прямо жесткое противоречие вызывает у жителей. Понятно, конечно, что Мурманск, полярная ночь, световое голодание. Людей это очень сильно задевает. На самом деле, в конце работы возмущений гораздо меньше, потому что наши завершенные работы, как правило, смотрятся классно, ведь мы зовем на фестиваль профессиональных художников.

- Есть мнение, что муралы и стрит-арт, особенно согласованный, это попытка скрыть уродство зданий, лечение трещин на асфальте подорожником. Что думаешь на этот счёт? И есть ли разница: работать с видавшей виды стеной или с красивым и ровным фасадом свежеокрашенного дома?

- С точки зрения комфорта художника, поверьте, работать на свежеокрашенном фасаде в разы приятнее. Но коль у нас фестиваль про Росту и про подчеркивание того, что спальные районы заброшены, мы неизбежно работаем с разрушающимися фасадами. Конечно, их готовят к приезду художника — грунтуют, зачищают. Но это не полноценный ремонт здания. И это еще одна большая зона конфликта. Люди говорят: «Отремонтируйте нам лучше дом». Но мы через муралы подчеркиваем, что на этот район нужно обратить внимание. Думаете, когда жители начинают звонить и говорить, что у них протекли швы? Именно тогда, когда на дом наносится мурал. Швы же никуда не деваются, они стоят годами. Но в тот момент, когда дом каким-то образом потрогали, люди начинают о нем сильнее думать. Да, потом это проблема для нас, ведь швы приходится перекрашивать. Но тем не менее, это один из акцентов фестиваля. Вот она — забота о собственном доме. Пускай будет выглядеть так, если другого механизма мы не видим.

- Когда-то власти придут и все же отремонтируют этот дом, а на него нанесен очень красивый, например, рисунок. Не огорчает, что его больше не будет?

- Мы подбираем здания, смотря их в реестре на капитальный ремонт. То есть понимая, что в ближайшие три года их точно никто трогать не будет. Их нет в планах, а значит, что вероятность, что действительно что-то отремонтируют крайне мала. Но если такое действительно произойдет, я буду очень рада за жителей этого дома. Капремонт — это всегда прекрасно. А если администрация задумается о рисках и так далее, возможно, появится решение снова пригласить этого художника и восстановить мурал.

- Как стрит-арт меняет пространство? Можно как-то заметно преобразить пространство, когда мы говорим о таком микрорайоне как Роста?

- Думаю, с точки зрения микронавигации. Можно назначать встречу у «трески» или «у кита», а не у такого-то дома по такой-то улице. Я имею в виду то, что касается ежедневной бытовой жизни людей, живущих в районе. Еще можно посмотреть с точки зрения людей, которые привыкли замечать в городе что-то красивое. Наверное, это такое ежедневное удовольствие наблюдать как падает тень или свет на новый рисунок. Такие арт-объекты радуют тем, что они делают городскую среду разнообразной.

- У Юры Шачнева работа про возвращение в родную гавань. Реально ли преобразить пространство так, чтобы люди захотели возвращаться если уж не в Росту, то хотя бы просто в Мурманск?

- Пространство не может решить всех проблем. Оно может дать более комфортную ежедневную среду, но, если человеку будет негде работать, он не вернется. Понятно, что искусство подсвечивает какие-то такие проблемы, добавляет акценты, но не решает проблему, а скорее еще раз говорит, что она существует. У нас целых два мурала на такую тему. Есть мурал про «бумажных мурманчан» — у нас очень много тех, кто прописан в городе, но не живет в нем. Это такие «бумажные» или «вахтовые» мурманчане, которые приезжают и уезжают. Так не только в Мурманске, но для нас это действительно проблема. Вся молодежь уезжает, и у нас очень маленькие молодежные сообщества.

- Уже думаете над следующим фестивалем? Может, присматриваете стенки, дома?

- Да, на самом деле, над фестивалем я уже думаю. Как всегда — в процессе этого думается уже над чем-то следующим. Пока что страшновато про него думать, потому что сложно себе представить объем работы в следующем году. Но потихонечку присматриваем.

- Он будет масштабнее?

- Хотелось бы делать ставку не на масштаб, а на концепцию. Может быть, в следующем году он будет не таким большим по количеству муралов, зато будет доработана программа взаимодействия с жителями. В этом году эта часть немного выпадает, мы не успели о ней особо позаботиться. Да, есть мастер-классы, экскурсии, но можно было бы сделать какие-то соучаствующие вещи — проектирования или создание совместных объектов. Трафаретные техники это позволяют. Например, работаешь с садиком — делаешь мастер-класс для детей. Мы хотели такое сделать, но садики от нас отказались. Целиком. Надеемся, что, если сделать акцент на это, фестиваль может будет и не такой масштабный, но более ценный для жителей.

- Мурманск станет художественным?

Хочется верить. Мне кажется, что в обычной жизни «среднего» человека этого не хватает. Может быть, конечно, я со своей колокольни сужу, но ощущение такое есть.

Лента новостей